КТО ПРИХОДИТ НА ТРЕНИНГ ДЛЯ СПОРТСМЕНОВ?

Главная / ПУБЛИКАЦИИ / АВТОРСКИЕ СТАТЬИ / О ПСИХОЛОГИИ / КТО ПРИХОДИТ НА ТРЕНИНГ ДЛЯ СПОРТСМЕНОВ?

Постоянный читатель уже знает, что моя практика в качестве коуча и психоаналитика началась в сентябре 2007-го года. Последние несколько лет назад «психологический тренинг взрослого спортсмена/тренера» я оформила в «отдельную услугу».

Некоторая «отдельность» одновременно – и объективная необходимость, и специфическая особенность, которая стала заметной еще «до» того, как «отдельная услуга» появилась.

В чём реальная или мнимая «объективная необходимость»? Это не «хорошо» и не «плохо», но есть определенные условные группы людей (как теперь модно говорить – социальные группы), которые требуют «особого внимания» и, если хотите, «особого приглашения» (в хорошем смысле). Часто люди, занимающиеся именно спортивной деятельностью, относятся именно к такой «категории».

Этот феномен обусловлен многими причинами.

Самые очевидные: спортсмены, как правило, имеют особый «повышенный» уровень притязаний, их образ жизни и деятельности действительно сильно отличается от других, деятельность и вся жизнь спортсмена «крайне-узко направлена» (как «никогда не занимался и не занимаюсь ничем, кроме спорта») и другое.

Как должна быть не «просто» одежда, а «спортивная одежда», не «просто» обувь, а «спортивная обувь», не «просто» грамотное питание, а «спортивное питание», не «просто» массажист, а именно «спортивный массажист» и так далее, так должен быть не «просто» психолог, но «спортивный психолог»...

При этом мы понимаем, что внутренние органы и мышцы у абсолютного большинства людей расположены в одних и тех же местах, то есть «массажист и в Африке – массажист». Как ни крути, но спортивная одежда и обувь по своей сути – это те самые «синие треники» и видавшие виды кеды*

*Здесь и далее мы не говорим о реальных (без лукавства) небожителях – спортсменах уровня Олимпийских игр, Чемпионатов мира, это совершенно другая история, мы говорим о тех, кто «ближе к Земле».

Психология также «у всех – одинаковая», у каждого, безусловно, своя и уникальная без преувеличений, но таки «одинаковая» – у каждого из нас одни и те же потребности, как минимум, одни и те же «механизмы». Наверное, я сейчас удивила читающих это спортсменов и коллег... нет никакой значимой разницы между «психолог» и «спортивный психолог».

Так в чем же состоит эта приставка – «спортивный» к, вроде бы, вполне понятному слову «психолог»?

Такой вопрос появился у меня в ходе практики...

Ввиду причин, уже обозначенных выше, спортсмен не будет искать в Интернет-поисковике «психолог в таком-то городе», он будет искать именно «спортивный психолог в таком-то городе». Так есть и точка. У спортсмена «всю жизнь» всё «специальное»: режим дня, питание, прочее, уже перечисленное. Так что вполне логично, что и психолог должен быть «особенным». Мне нетрудно и спортсмену приятно... никто не пострадает.

Особенно часто слышу от тех, кто связан с музыкальной деятельностью и находится в процессе некоего возрастного кризиса: «А что такое – эта современная музыка?». Уже седовласый музыкант, у которого весь «жесткий диск» давно занят результатами восприятия музыки на протяжении десятилетий, непременно задастся вопросом: «Чем новая и современная музыка отличается от старой и несовременной?»...

Потому, что он знает, что в музыке «всего семь нот», что «современную» музыку он уже точно «где-то слышал», и какое-то время мечется в непонимании, мучимый смутными и тяжкими сомнениями: «Почему это моя музыка вдруг стала несовременной, если современная ничем не отличается от Той музыки? Ну, придумали новый синтезатор, но нот-то все равно семь, а творческий процесс вообще не подлежит изменениям...».

Плохо, если музыкант так и застрянет в этой ловушке, хорошо, если придет к шикарному и справедливому выводу: «Современная музыка – это та музыка, которую слушают дети/подростки» (современники времени). Всё! Никаких отличий, кроме исключительно возраста слушателя и/или композитора просто напросто не существует.

Вот, примерно так же: «Спортивный психолог – это психолог, работающий со спортсменами», то есть тот психолог, в числе клиентов которого есть клиенты-спортсмены, а не психолог, который «сделан как-то особо» или вроде того.

Неужели всё так просто?

Все таки нет, не настолько просто, обнаружены некоторые нюансы...

Однажды в наш город приезжал не кто иной, а весьма титулованный футболист, насквозь пропахавший весь британский футбол (более четырехсот матчей) в качестве игрока и перешедший в разряд успешных тренеров высшего британского футбольного дивизиона.

Вероятно, настоящий повод его визита был покрыт сакральным мраком, публичная встреча с ним мало рекламировалась, но я узнала о встрече «со зрителями и болельщиками», перебросила буквально все дела на другой день и пошла «встречаться».

Потому, что другого повода увидеть и услышать футболиста и тренера Такого Уровня может и не быть... Да еще непосредственно из самого логова – английского футбола. Ну, кто болеет, тот поймёт. Шла я в твердом намерении «всё выведать» о «психологической подготовке» британских футболистов... наивная. Аха, щаз!..

То, что я увидела не то, чтобы «превзошло» даже самые смелые ожидания, но оказалось в «другой реальности». Основной вывод – мы никогда не догоним английский футбол, от слов «совсем» и «это невозможно».

Да, как футбольная болельщица с неприлично долгим стажем (с 1982 года) я и так это знала. Но одно дело «знать», другое – увидеть, ощутить и почувствовать в непосредственном контакте с «другой реальностью».

Любопытно и печально, что в большом зале, рассчитанном на несколько сотен мест, было около сотни человек. Дети-болельщики, увлекшие за собой своих родителей, взрослые мужчины, следящие за британским футболом, целый один футболист из юношеского состава нашей местной команды (вот он – молодец, один одинёшенек пришел) и я...

Но гостю было всё равно – сколько человек пришло на него поглазеть.

Он настолько самодостаточен, что с одинаковым успехом мог бы провести встречу и с полным стадионом, и с парой зрителей. Он не пытался «заигрывать» с аудиторией, он стоял (точнее – сидел), как живой памятник самому себе, который невозможно пошатнуть, сдвинуть, при этом проявил очень живые и мгновенные реакции.

При всей своей невероятной устойчивости и даже несколько пугающей суровости, он был внутренне мобилен, как стрелок, который, не двигаясь с места, попадает в тарелочки, летящие со скоростью «четыре тарелочки в секунду» и «даже не потеет», не воспринимая ситуацию экстремальной.

Он знает, что Умеет и умеет то, что Знает. Ни убавить, ни прибавить. 

Свой вопрос о «психологии и психологах британского футбола» я задала. Знаете – что он сделал, услышав вопрос? Он покраснел. От гнева.

Ненадолго, он быстро взял под контроль эмоцию, но эмоция гнева была очень яркой и очевидной. Я даже сказала  «Ой! Нихсе!» от удивления. Мне показалось, что он прочитал на моем лбу «срочно раскрой мне все психологические тайны британского футбола!». Это шутка, конечно, никакие тайны он не раскрыл бы, даже и раскрыл бы – для меня то была бы «просто информация».

Куда интереснее была его реакция, которую можно интерпретировать примерно так: «Не болтай о том, чего сам достиг большим трудом» и «Вы, миссис, работаете со спортсменами? Так работайте!». На вопрос он ответил достаточно объемно и при этом сообщил ровно Ничего.

Пришлось «выключить» в себе «спортивного психолога» и «включить психоаналитика». Сообразив, что конкретного ответа не будет, стала получать удовольствие от зрелища, анализируя его поведение в момент комментария... «Нет, мы никогда не догоним британский футбол...» – уверенно утверждали голоса в моей голове, перебивая аналитический процесс.

Вся эта длинная история про британского тренера вот к чему...

Ничего подобного ни у наших спортсменов, ни у наших тренеров я не встречала.

Больше, чем в половине случаев клиенты-спортсмены и клиенты-тренеры выбирают крайности: либо «устойчивость», которую хочется «разбить кувалдой» (критичная «неповоротливость» во всём — и там, где надо, и там, где точно не надо) или такая «мобильность», что по-началу не понятно «за что хвататься и с какой стороны».

Прогнала внутри и сквозь себя результаты мимолетной беседы с легендарным футболистом,.. и посетил меня элемент явно спортивного психологического пилотажа – а, собственно, почему мы так не можем... конечно, можем и можем еще лучше (вот они – «особые притязания», которыми заразилась от клиентов-спортсменов).

Промежуточные выводы по этой части...

Условные отличия «спортивного психолога» от «просто психолога»:

– спортивный психолог работает с клиентами-спортсменами;

– спортивному психологу, как «просто человеку» интересна не только психология (профессия непосредственно), но и спорт (в личном опыте и/или в качестве болельщика);

– у спортивного психолога должна быть «болезнь» под названием азарт/кураж;

– спортивный психолог пытается обобщить опыт работы именно со спортсменами;

– спортивный психолог молчит о достижениях, которых он добился в своей практике.

Возможно, читателю показалось, что я нарушила последний пункт, если написала так много о тайном? Нет, не нарушила. Самое интересное о том, а что, собственно, происходит на консультациях со спортсменами и многое прочее – об этом промолчу (Майкл велел!).

Так вот...

Мои клиенты-спортсмены являются представителями негрупповых видов спорта в возрасте от 18 до 40 лет и далее, а также – спортивные тренеры, которые хотят изменить качество своей работы и/или находятся в процессе своей профессиональной идентификации, или завершают активный этап своей спортивной деятельности.

При этом уровень подготовки может быть любым (полупрофессионал, любитель, профессионал). Виды спорта (в основном): все виды единоборств, теннис, плавание, марафон, «железный человек» (Iron Man) и другие.

Всех клиентов-спортсменов объединяет желание каким-либо образом изменить свою спортивную деятельность в лучшую сторону и/или решить некие проблемы, являющиеся препятствиями для развития.

Но не все клиенты обозначают себя именно спортсменами, на психологический тренинг может прийти, например, бизнесмен, который намерен пройти, например, «железного человека» и осознает серьезность процесса подготовки, в том числе – психологической поддержки.

В шутку ли, серьезно ли мои клиенты-спортсмены говорят: «Елена, с тобой не забалуешь!». Отчасти это правда. Сказал «Мне надо медаль!», значит медаль будет!..

Но нужно понимать, что клиент не всегда «хочет медаль», запросы могут быть совсем другими (запрос – это ответ на вопрос «О чем вы хотите поговорить?»).

Надо сказать, что не работаю с теми, кто верит в колдовство, гипноз и мгновенный результат без усилий. Наше «душевное состояние» требует такого же скрупулезного внимания и труда, как наше тело и физ.подготовка.

Если вы – спортсмен или тренер, который смог дочитать, то вы – мой клиент (серьезно!). Обращайтесь, если что... (любой город; первая консультация проводится бесплатно). Вся информация об индивидуальном психологическом тренинге спортсмена/тренера и график выгодных предложений можно посмотреть на этом сайте (можно с мобильного телефона).

С уважением, Нечаева Е.А.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК