Психоаналитик и коуч (18+)

Whatsapp, Telegram +7(982)638-00-68

Главная / Публикации / Авторские статьи / О ПСИХОЛОГИИ / ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ПРЕСТУПНИК ХОРОШИМ ПСИХОЛОГОМ?

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ПРЕСТУПНИК ХОРОШИМ ПСИХОЛОГОМ?

Попробую не только сказать «Не делайте так», но и объяснить – почему не надо «так делать»...

Каждый из нас наверняка слышал фразу, призванную дополнить чей-то образ яркой краской: «Он – хороший психолог» (а кто-то и сам так может сказать), – в отношении человека, который не является психологом по профессии и даже может не быть личным знакомым. То же самое – про «хорошего актера».

Нет-нет, да и промелькнет в какой-то криминальной хронике:

– Этот преступник был хорошим психологом, поэтому ему было легко (что-то «делать» с жертвами)...

– Эта мошенница обладает хорошим актерским талантом, эти способности дали ей возможность (что-то «делать» с жертвами)...

В целом и без интеллигентских кривляний у авторов таких высказываний хочется спросить: «У вас пена изо рта идет потому, что мы жидкое мыло глотнули вместо чая или это ваше привычное состояние?».

Такие характеристики, о «хорошем психологе/актере» слышны и с телеэкранов, и в «обычной жизни», на бытовом уровне.

Реальный «хороший психолог» или «просто психолог», в добром смысле этих слов, ограничен не только специфическими знаниями и навыками, но и профессиональными этическими нормами, сеттингом и зависит от них напрямую. «Хороший психолог» работает в рамках запроса клиента и соблюдает многочисленные профессиональные правила, хорошо зная права и запреты.

«Хороший актер», как и «просто актёр», как известно, также зависим – от режиссера (если актер не зависим от режиссера и Ко, он перестает быть актером, становясь кем-то другим), продюсера, иных внутри-профессиональных явлений. Он тоже работает по определенным правилам, сложившимся внутри своей профессии и смежных профессий.

Никто из них не является манипулятором в профессиональном (прикладном, ремесленном) смысле. Просто потому, что манипуляция, как «приём», просто не нужна, так как чаще — бесполезна. Да, и психолог, и актер могут обладать манипулятивными навыками, но эти навыки — часть их личности, это персональные свойства, человеческие, но не профессиональные.

Манипуляция, как «образ профессиональной жизни» также вредна и не эффективна, как и склонность к мистификации («сочинительству», например, ради придания самому себе или событиям, или другим людям неких свойств, которых нет в реальности, как преувеличение/ искажение и чрезмерное фантазирование, преподносимое в качестве реальности).

Если психолог/актер в своей профессии возьмет за основу лишь манипуляции и мистификации, то долго, как профессионал, он не проживет. Потому, что эти профессии базируются на совершенно других способностях и талантах.

Когда удается обсудить с кем-то фразу «Он — хороший психолог/актер», сказанную в адрес человека, который не имеет отношения к профессии психолога/актера, то в 10 случаях из 10 выясняется, что «хорошим психологизмом/артистизмом» названа способность «незаметно обманывать», «увёртываться», «выходить сухим из воды», «нагло лгать», «околдовывать» – всё это с некоей выгодой для себя лично и только для себя, и с ущербом для других (пострадавших).

Безусловно, личная выгода в профессиях психолога и актера есть, ее не может не быть, но такая выгода (интерес) – не является ни сверх-целью и средством, так как в обоих профессиях есть третьи лица и их выгоды (интересы).

Как минимум, в актерской профессии занят еще и зритель, который получает свое зрительское удовольствие (выгоду), есть и клиент психолога, который выносит с консультаций бесконечное множество своих выгод.

Мошеннику, которого общество назначает «хорошим актером», его жертвы «отдают свои кровно заработанные средства», не по гласному или негласному договору под заголовком «Акт продажи и купли актерских способностей», а совсем за другое и по другим причинам.

Как и преступнику, назначенному «хорошим психологом» люди не платят за «психологическую услугу». Психолог призван помогать в изменениях/улучшениях качества жизни клиента, а не «облапошить и застрелить».

Можно ли назвать здравым и адекватным такое утверждение: «На улицах нашего города обнаружен гражданин, который молотком разбивает колени прохожим, которые потом приходят к нему на лечение, потому что он – хороший врач-травматолог»?

Разница между реальными психологом/актером и мифологическими персонажами с теми же названиями примерно такая же, как разница качества жизни в анекдоте про экскурсионный тур и ПМЖ.

Мифологемы о «хорошем психологе/актере» имеет прямое отношение к проективной идентификации, к проекциям и переносам. То есть диалог мог бы быть примерно таким:

– Этот преступник был хорошим психологом...

– Я правильно понимаю, что если бы вы имели психологическое образование и практику, то использовали бы свои теоретические знания и практические навыки исключительно в целях совершения преступлений?

– Нет, ну что вы!

– Тогда откуда такое искривленное представление о «хорошем психологе»?

Или человек, называющий преступника «хорошим психологом» Сам Такой (и скрывает это или не осознает) и/или кто-то из его родителей был манипулятором/ мистификатором/ законченным лжецом, и поведение/поступки, например, преступника «что-то, кого-то смутно напоминают».

Настолько смутно, что нет другого варианта, чем назначить ему мало-понятное звание – «хороший психолог/актер».

Особо отмечаю (для тех, кто вдруг не заметил этого), что чаще в выражении используется именно прилагательное «хороший»...

Ну и... товарищи дорогие... как мы хотим жить в психически здоровом обществе (если хотим, конечно), если к неискоренимой и еще советской мифологеме «психолог = психиатр, который лечит электричеством» сами прибавляем «хороший психолог/актер = преступник/мошенник»?

Если вот так выглядит хороший психолог/актер, то страшно представить – как же выглядит плохой психолог/актер?..

Граждане, пожалуйста, не путайте профессию и личные свойства. Манипулирование и мистифицирование не имеют отношения ни к «хорошему психологу», ни к «хорошему актеру».

Попробуйте провести эффективный и краткий эксперимент и подставьте свою профессию в эту фразу: «Этот преступник обладает талантом (ваша профессия), поэтому он успешно облапошивает людей». Не нашли логики? Верно. Вот и я об этом.

Нет, вы еще не дочитали до конца.

В этой теме есть еще кое-что, а именно – явление, которое уже не только заметно, но и сформировано за последние несколько лет.

Назовем его длинно и ёмко: «Я – хороший психолог, потому что я – не психолог, но точно лучше, чем все психологи, тем более, что я не работаю психологом, не учился психологии, поэтому я и есть – хороший психолог, а психологов я терпеть не могу».

Вы что-нибудь поняли? Я тоже сначала ничего не поняла, пока не обнаружила на просторах Интернета это явление само по себе, и жизнь этого явления, которая развивается, цветет и пахнет во всю ширь и мощь.

Уже выросло целое поколение Яжпсихологов-Самородков, которые в массе своей тусуются на просторах Интернета (потому, что безопаснее во всех смыслах). И ранее подобное явление наблюдалось, но было скорее исключением, либо не было настолько пышным и заметным.

Сегодня имя Яжпсихологам-Самородкам – легион. Коллеги, которые активно участвуют в каких-либо онлайн-проектах (например, на психологических и около-психологических форумах и подобном), уже хорошо знакомы с такими «самородками».

Самые мягкие профессиональные определения – визитёр, визитёр-знаток/ментор и тому подобное. Дальше идут уже диагнозы, которые достаточно легко назначить по содержанию обильных и бесконечных комментариев Яжпсихолога-Самородка.

От «визитёра обычного» Яжпсихолог-Самородок отличается такими признакам...

Он быстро учится (правда не тому, чему надо бы и не там, где надо бы), то есть – мимикрирует, перенимая некие переговорные навыки (письменные), которые по его мнению являются несомненными признаками профессионализма. По интересному совпадению он преобразует «нормальные переговорные навыки» – в те самые банально-манипулятивные (см.всю информацию выше – первую часть «про преступников»).

Яжпсихологу-Самородку неинтересно рассказывать о том, что он и есть – тот самый настоящий «хороший психолог» – «где попало», например, на своей странице в социальных сетях или друзьям, родственникам, сослуживцам.

Кому это интересно и кто ему поверит? И вот именно: он воспринимает «свою территорию» (например, свои соц.сети) в качестве «мало значимых» (читаем: именно так воспринимает себя — мало значимым).

Поэтому он тщательно лелеет свою бредовую фантазию о том, что психологам (вообще всем и сразу) должно быть «страшно интересно» и не менее «страшно важно» знать его мнение о самом себе и его же мнение «о психологах вообще».

Как если бы вас, уважаемый читатель, внезапно унесло бы в желание непременно доказать кому-то, кто является профессионалом в другой (отличной от вашей) области деятельности, что вы в этой (его) деятельности – лучше...

Представим человека, который не является кондитером и не употребляет «сладкое» – при чем не употребляет принципиально, считая кондитерские изделия опасными для здоровья.

И вот заходит такой человек в кондитерскую и с «пеной у рта» начинает доказывать кондитерам и поварам, что он лучше знает, как готовить пряники и пирожные. Знает лучше их именно потому, что он – не повар и не кондитер.

Правда ли – картина очень странная? Что сделают повара и кондитеры? Сначала проигнорируют (вдруг визитёр проорётся и уйдет?). Но он не уходит и настаивает. Ну, можно еще повертеть пальцем у виска...

Не уходит. Охрана и полиция – в помощь, а там и до принудительного визита в «дурку» недалеко на фоне феерического нарушения общественного порядка. Но так могло бы быть в реальной, а не в виртуальной реальности.

Яжпсихологу-Самородку и не нужно подтверждений от профессионалов (на самом деле). Потому что, как только появится Настоящее Подтверждение, то прям сразу Яжпсихологу-Самородку станет нечем заняться, потому что он-то прекрасно знает – кто он и он – точно не психолог.

Мало того, Яжпсихологи-Самородки научились сбиваться в стайки и группы.

Они оборудуют свои гнёзда и лежанки прямо внутри профессионального психологического интернет-сообщества и оттуда «аргументированно» объясняют профессионалам – как надо быть правильными психологами.

Аргументы всегда абсолютно железные – это тонны оскорблений в адрес основоположников психологии, как науки и в адрес любых психологов, до которых можно чуть-чуть дотянуться виртуально.

Но даже такой клуб по бредовым, шизоидным и психотическим интересам можно было бы как-то оправдать, если бы не вот эта самая яркая и парадоксальная краска – они и вправду считают себя настоящими хорошими психологами.

Причин такого поведения, которое профессионалы называют «психологический терроризм», может быть множество. Основные такие:

– реальные психические расстройства разных видов и степеней проявления, которые не диагностированы или диагностика скрывается (и от самих себя, и от социума);

– зависть (и к психологам, и к успешным клиентам психологов), которая вытеснена/замещена и потому проявляется в крайней степени активности;

– слияние с агрессором на фоне некоего травматичного опыта контакта с реальным психологом (чаще – такого реального опыта нет, но есть уверенность, что таковой опыт был или опять и вновь происходит подмена понятий «психиатр»/«психолог»);

– другое.

Анекдот: «Доктор! Меня все игнорируют!! Люди ненавидят меня!! У меня нет друзей!! Немедленно помоги мне, уродливый, грязный, противный старикашка!!".

Но и это, в общем и целом, не очень-то и беда. Всегда найдётся больница, в которой пациенты захватывают кабинет главного врача и устраивают Праздник Непослушания.

Проблема и беда в том, что Яжпсихологи-Самородки калечат сами себя с завидным упорством. Понятно, что таким (описанным выше) способом они пытаются себя вылечить, но это – не лечение, это нанесение себе тяжкой ре-травматизации, как минимум.

Примерно, как если бы группа лиц лечила друг другу грипп, находясь в закрытом помещении, а лечение происходило бы в форме рассказов о своих симптомах. В такой ситуации нет никаких шансов не только на излечение, но и на выживание само по себе.

Напоследок – забавная история, произошедшая в период, когда я начала практиковать. Мы с добрым приятелем приехали в аэропорт, чтобы встретить нашу подружку. Рейс задержали на несколько часов. Ехать обратно в город было лениво, и мы устроились в баре в аэропорту.

Ждать надо было около трех часов, надо было чем-то заниматься, мы уселись, обложились барными яствами и начали беседовать. И тут приятель впервые узнал, что я начала практику. И Остапа понесло...

Без преувеличений – он говорил без пауз, без остановки, очень эмоционально и, конечно, аргументированно – все три часа.

О том, что я «занялась ерундой», а «весь этот ваш психоанализ – **вно на палочке».

Бежать мне было некуда, я внимательно слушала, попивала и закусывала. Наконец-то приятель замолчал, кончились аргументы, да и объявили о прибытии рейса.

За всё это время я сказала только несколько слов:

– Ты ведь – музыкант? Никакого отношения к психоанализу не имеешь, Фрейда не читал, клиентом не был...

– Ну, да. Музыкант и не имею отношения.

– Хочешь скажу – чем ты занимался последние три часа?

– Хочу. Чем?

– Психоанализом.

Отгадаете – кто оплатил длинный барный чек? Правильно – он, приятель.

Статьи на этом Дзен по этой же теме:

о феномене консультирования на интернет-форумах

о связи каннибализма и зависти

Обращайтесь, если что... (любой город; первая консультация проводится бесплатно).

С уважением, Нечаева Е.А., 18.01.2018 (С)

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК