ФЕМИНИСТАМИ РОЖДАЮТСЯ ИЛИ СТАНОВЯТСЯ?

Главная / ПУБЛИКАЦИИ / АВТОРСКИЕ СТАТЬИ / О ЖЕНЩИНАХ И МУЖЧИНАХ / ФЕМИНИСТАМИ РОЖДАЮТСЯ ИЛИ СТАНОВЯТСЯ?

Сразу обозначаю, что я относительно далека от темы феминизма в той его форме, которая образовалась относительно недавно в современном российском обществе, а предлагаемая вашему вниманию заметка – не более, чем «мысли вслух» и «размышления на тему», без каких-либо «окончательных и фактических» выводов, так как у меня нет ни задачи, ни желания «разбираться окончательно», во всяком случае – на данный момент времени.

Примечание на всякий случай:

уважаемые феминистки – те, которые совпадают с моим представлением о феминизме, на самом деле я скорее «на вашей стороне», так как знаю – откуда у феминизма «ноги растут». Те, которые не знают «теории и истории» как раз не совпадают с моим представлением, но это не точно.

Начнем с «неожиданной стороны» – с мужской...

Много лет назад, на излёте ХХ-го века, на вечеринке в дружеской компании, познакомилась с юношей и между нами началось то, что называют «игра в гляделки». Мы долго говорили о чем-то на разные темы, и вдруг он сказал:

– Мне нравятся феминистки, люблю феминисток!

В тот момент у меня случился активный «когнитивный диссонанс».

Юноша (внешне) был просто идеальным олицетворением мужественности. Такой, знаете ли, «красивый боец» и «мужчина, который нравится всем женщинам без исключений».

Физически очень крепкий («спортивный»), яркое лицо, в котором нет даже отдаленного намека на женственные черты, относительно резкий в выражениях, но при этом – неглупый, с признаками внутренней доброты (мудрости), пышущий искрами характерных мужских гормонов... и вдруг такое признание, которое, казалось бы, никак не соотносилось с тем образом, который он транслировал этому миру.

Тогда я еще не практиковала в области «мозгоправства» и не могла объяснить это явление «по-научному», но какое-то «сорок десятое» чувство оберегло меня от дальнейшего развития «игры в гляделки». Просто «почуяла неладное».

Поскольку у нас было много общих знакомых, в течение нескольких лет мы с этим юношей много раз «пересекались», и постепенно «картина нарисовалась». Юноша оказался тем, кого на профессиональном сленге называют «мальчик травмированный».

В родительской семье у него «одни бабы» (есть старшие сёстры) при так называемом «отсутствующем отце» (это, когда папа физически есть, но его одновременно нет, как Отцовской/Мужской фигуры). Употребляет веселящие напитки ежедневно и почти в «смертельных дозах».

На момент нашего знакомства ему было чуть меньше тридцати лет, и он уже сменил пару десятков мест работы (нигде не удерживался). Часто не работал вообще и жил за счет средств родительской семьи (он и жил с родителями), а также за счет тех женщин, с которыми у него случались многочисленные и короткие отношения.

С учетом того, что его очень яркие «внешние данные» резко контрастировали с «биографией», со стороны вся его история выглядела даже как-то нелепо, как «парню дано всё "от природы", но он этим не пользуется».

В каком настроении он ни был бы, находясь рядом с ним, можно было легко ощутить его некую «внутреннюю трагедию», с которой он как будто не контактировал, не желал ею заниматься «внутри себя» и со специалистом, зато щедро «отрабатывал» ее исключительно во внешней реальности, методично, из года в год, «гробил себя и свою жизнь».

Надо ли говорить, что в контрпереносе часто возникало желание его Спасти. То ли «денег дать», то ли «на работу устроить», то ли «принять и обогреть», то ли и то, и другое и третье – одновременно.

При этом женщину, которая отказывалась его «срочно спасти», он тут же «забраковывал», прекращал отношения (на том мы и «поругались», точнее – он со мной, с тех пор больше не виделись).

Теоретически такому мужчине подошла бы та женщина, которая вообще не выходит из материнской роли и, которой был бы нужен не столько Муж, сколько Старший Сын.

Разумеется, и такие отношения могут быть вполне успешными, если на них есть согласие с обеих сторон. Многие семьи так живут долго и вполне счастливо. Но в данном случае, вероятно, уровень инфантильности юноши настолько «зашкаливал», что никакая Женщина-Мать не выдерживала.

Ведь любой ребенок, будь он хоть «трижды взрослым дядей» – все таки рано или поздно вырастает/повзрослеет, как бы Женщина-Мать не удерживала бы его «в пелёнках».

К тому же, никто не отменял нередкую и вечную женскую надежду на «он изменится в нашем браке», то есть и Женщина-Мать, которая «берет себе в дом» не Мужа, но Сына, вполне может надеяться, что из Сына когда-то получится Муж/Мужчина («я тебя взростила из того, что было»).

...То есть он находился в постоянном поиске не Женщины (как «спутницы жизни»/«супруги»), а Матери, которая Принимает полностью, Безгранично заботится и Беззаветно любит – в одну сторону, то есть вне зависимости от его/ребенка «обратной связи» (ни Принятия, ни Заботы, ни Любви он и не собирался давать Женщине/Матери, поэтому ни одни из его отношений с женщинами не длились дольше нескольких месяцев).

Коллаж к статье из картинок "из Интернета"

Юноша оказался не Мужчиной, а Большим Ребенком, когда-то сильно недолюбленным реальной матерью, и в которого родной отец вложил ровно Ничего. И вот такой мужчина стал... феминистом.

На мой взгляд, каламбур этой истории в том, что феминистки (насколько представляю себе феминистическую «концепцию жизни») как раз категорически не выполняют искомые феминистом функции. То есть в феминизме всё «ровно наоборот» или «многое наоборот».

После описанного случая, нет-нет, да и колышется во мне этот перенос: когда слышу от мужчины признание о том, что он – феминист, я вспоминаю того юношу.

И вся эта история могла бы остаться историей того конкретного юноши, если бы не оказалось, что «каждый первый/второй» феминист – примерно «такой же». Это быстро подтверждается в работе с некоторыми клиентами-мужчинами, да и вне работы.

За каждой фразой «Я люблю феминисток!» и подобного немедленно «всплывают» застрявшие и никуда не развивающиеся «проблемы с матерью», как минимум, которые неким причудливым путем преобразовываются в «любовь к феминисткам», которая, собственно, выражается в восхищении «Она заплатила за меня в ресторане, и я ее тут же полюбил!»...

Серьёзно? Именно за это можно именно полюбить? Тогда у тебя проблемы, чувак...

{Также (иногда) видна очень занятная фантазия: «Если эта женщина – феминистка, значит она «не любит мужчин», а это значит, что у меня не будет конкурентов. Если я сделаю эту женщину-феминистку "своей", то это обозначает, что она будет только моей»,.. но это уже чуть-чуть на другую тему. Примерно про это...

«Не любит мужчин» (во множественном числе) – читаем, как «я – не мужчина», то есть такой мужчина не совсем относит себя к мужчинам, ведь он по факту в числе мужчин (по множественном числе; «мужчины» – это «и я тоже, в том числе») и/или уверен, что он – единственный мужчина на этом свете, которого женщина-феминистка просто обязана полюбить на веки вечные. Прямой аналог: «Если мужчина гомосексуален, то у меня не будет конкуренток-женщин. Если он станет «моим», то никуда не убежит от меня, не уйдет к другой женщине»}

Ладно, Господь на них, на инфантильных мужчин.

Вопрос-то вот такой – при чем тут феминизм вообще? И как термин и, как явление...

Не при чем.

От слова «совсем».

Ну, как-то так... Если вы хотели бы продолжить обсуждение темы, напишите об этом в комментариях, задайте вопросы.

Обращайтесь, если что... (любой город; первая консультация проводится бесплатно).

С уважением, Нечаева Е.А.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК