"ДУРИЛКИ КАРТОННЫЕ" И ПЕРЕХОДНЫЙ ОБЪЕКТ

Главная / ПУБЛИКАЦИИ / АВТОРСКИЕ СТАТЬИ / О ПСИХОЛОГИИ / "ДУРИЛКИ КАРТОННЫЕ" И ПЕРЕХОДНЫЙ ОБЪЕКТ

Что такое Переходный Объект...

Обязательное и важное примечание: это не «про политику», вообще не «про политику», это – о людях и некоторых явлениях, которые нам свойственны.

Комментарии открыты. Комментарии «политического характера» удаляю без лирических переговоров.

Екатеринбург (как «город + горожане») не перестаёт удивлять, у нас все время, ежедневно «что-то происходит». При чём по всем вертикалям, горизонталям, перпендикулярам, параллелям и прочему, и везде.

17-го августа 2019 года город отмечал свой день рождения (формально он в ноябре, но зимой проводить День города не очень удобно, поэтому праздник давно перенесли на август). Надо сказать, что в отличие от многих российских городов-миллионников, екатеринбургский День города – всегда достаточно и относительно грандиозен, и никогда не проходит «мало замеченным» горожанами.

Во все времена и во все годы заметно, что городская администрация действительно старается, в том числе – готовит некие сюрпризы, непохожие на сюрпризы предыдущих дней города. Как это получается – другой вопрос, который находится скорее в области «о вкусах не спорят».

Вот и в этом (2019) году горожане и многочисленные гости города, массово съезжающиеся из пригородов, из области и даже из других регионов, ожидали и грандиозности, и «движухи», и сюрпризов.

И вот, в какой-то момент праздника, гуляющие по эпицентру праздника, журналисты местных средств массовой информации, блогеры и стримеры... увидели вот такую картину (рис.1; фото Е1).


Когда я увидела эти фото в новостных лентах и заголовки к ним, то «не поверила глазам своим». Пришлось дважды перечитать заголовки под девизом «Не показалось ли мне?» и увеличить масштаб фотографий, чтобы разглядеть лица...

Точно и вправду – в костюмах из картона не кто-нибудь, а Глава Екатеринбурга (мэр) и некоторые министры (я не знаю, как правильно именуются их должности). Иными словами – высокие городские начальники.

Опустим описание десятков тысяч комментариев горожан (один из них вынесен в заголовок этой заметки), а обратим внимание вот на что...

Переходный объект – очень интересная «штуковина», иногда полезная, иногда – не очень.

Само понятие «переходный объект», с одной стороны, имеет вполне внятное научное определение (не буду цитировать; кому интересно – читайте в Википедии), с другой стороны, может быть интерпретировано, впрочем, как и любой другой термин и явление.

В данном случае назначим картонные костюмы этим самым «переходным объектом», как «прокладкой»/ «буфером» для проявлений прямой агрессии, при этом – с обеих сторон.

Примеров для объяснения этого феномена примерно «миллиард». Приведу такие примеры...

1. В прошлом веке знакомый (актер по профессии) подрабатывал клоуном в классическом варианте: полноценный костюм, парик, активный грим на лице, поролоновый нос, смешные ботинки, мелкий реквизит в руках.

Однажды он работал на каком-то массовом мероприятии в самом центре города.

На площади были сотни зевак-горожан, а среди толпы стоял автомобиль (тогда так еще можно было – поставить свой престижный автомобиль прямо в толпу и на пешеходной части), принадлежащий широко известному в узких кругах бандюгану (приехал побыть с народом и развлечься).

По совпадению этот бандюган и актер, работающий клоуном, были «шапочно» знакомы. Только в данный момент один был в своем «обычном» костюме, а другой – при полном клоунском параде.

Идентифицировать своего знакомого в клоунском костюме бандюган не смог бы, потому что и не ожидал его увидеть, и попросту – действительно невозможно узнать человека в полном гриме и в нетипичных обстоятельствах.

Клоун знакомца, конечно, узнал, рассердившись на то, что тот загнал свой автомобиль в толпу. Разбежался, прыгнул на капот, забрался на крышу авто и оттуда продолжил своё выступление.

Понятно, что сам хозяин автомобиля и его охранники, скажем так, «сильно удивились». Также понятно, что, будь это не клоун в клоунском костюме, публично исполняющий роль «за деньги», для него мероприятие закончилось бы, еще не начавшись.

А клоуну в костюме – можно. Что с него взять? Он же – клоун. «Просто человеку» – нельзя, а человеку, упакованному в очевидный, ясный и понятный переходный объект (костюм) – можно.

При этом клоун может «себе позволить» проявления во Вне (по отношению к публике и по отношению к персонам) и по отношению к клоуну – тоже «можно позволить» (например, как в данном примере, позволить ему откровенно хулиганить, иронизировать, как «разрешить себе – разрешить ему хулиганить»), можно «над ним» смеяться (точнее, над его клоунскими поступками).

Учтём, что юмор/ирония/сарказм – это «социально-приемлемая форма агрессии» и получаем, что переходный объект (клоунский костюм и роль) «помогли», например, охранникам бандюгана «не прибить на месте», а через удивление, посмеяться вместе со всеми. Как и зевакам, которым «стало можно» смеяться над кем-то, кто прыгает по «шестисотому мерседесу» (если этот человек не был бы в клоунском костюме, реакция была бы совсем другая).

2. Кинофильм «Ключ» (реж.Т.Брасс, 1983, 18+), конечно, «про разное», но можно сказать, что базовой «скрепой» фильма стала тема переходного объекта.

Весь сюжет пересказывать нет смысла. В отношениях пары (супругов) накопились некие проблемы. В какой-то момент супруг начинает вести личный дневник, пряча его в укромное место, ключ от которого «прячет» так, чтобы его обнаружила супруга. Супруга находит ключ и читает дневник.

В фильме переходных объекта, сообщающихся, как «матрёшка» (одна кукла – внутри другой): сам личный дневник и ключ, с помощью которого надо отпереть секретное.

При этом ведущий личный дневник вкладывает в дневник то, что, возможно, никогда не смог бы «сказать вслух» супруге. А сказать-то хочется, есть такая потребность. Для этого и нужен переходный объект – дневник. Но и к нему (к дневнику) «нельзя» давать прямой доступ. Дневник нужно запирать на ключ, и уже его (ключ) «подбрасывать» адресату.

Получается примерно такая история:

1) есть некое Содержание, которое находится глубоко Внутри человека, и которое он не может «озвучить» по тем или иным причинам;

2) сопротивление к «говорению вслух» побеждает и побеждает, хотя внутреннее Содержание уже невозможно «удерживать в себе», оно «разрывает изнутри»;

3) появляется необходимость в переходном объекте, который становится «посредником» между тем, у кого уже «нет сил молчать», но и «говорить нельзя» и тем, кому направлены внутренние переживания (к адресату/ получателю).

Здесь применим «коучинговский инструмент» чтения Наоборот, от результата – к началу («что получилось, то и хотели»):

1) реализация переходного объекта, как посредника и вместо «прямого контакта» – с надеждой на разрешение ситуации, на разделение ответственности за происходящее «пополам» – между создателем переходного объекта и его адресатом;

2) затяжной внутренний конфликт: борьба между «говорить нельзя, не говорить» и «говорить, нельзя не говорить» с победой первого варианта;

3) длительное накопление внутреннего содержания, носящего скорее негативный характер.

…Чуть выше отметила, что «переходный объект – очень интересная «штуковина», иногда полезная, иногда – не очень».

Когда переходный объект полезен, а когда — нет, не полезен? Определить достаточно просто, и это можно сделать на приведенных примерах.

Если человек «навсегда» продолжит «разрешать/ позволять себе» (и другим), находясь только и исключительно в «клоунском костюме», то возникает вопрос об эффективности применения переходного объекта. Это, как говорят, «несмертельно», так живут «миллионы людей», но, если человек намерен изменить качество своей жизни, то из такой зоны комфорта («вся жизнь – через переходные объекты») придётся выходить.

Если переходный объект между супругами, допустим, в форме дневника, сохраняется навсегда, то возникает, как минимум, пара вопросов:

– оба ли супруга добровольно готовы «вечно играть» в переходные объекты? (кто-то из супругов может быть приверженцем «открытого и откровенного говорения»);

– «видят ли» они друг друга вообще? (есть ли между ними «простой человеческий» контакт/ случится ли он когда-либо).

Наверное, можно предположить так: переходный объект может быть годен на некоем этапе и в качестве «временной меры», чтобы попытаться «сдвинуть» нечто с «мертвой точки», но как универсальный рецепт «навсегда» может увести далеко в сторону от «настоящей жизни», и участники игры в переходный объект так и будут всю жизнь «общаться» с переходным объектом, а не друг с другом и не с реальностью.


К рисунку 4.

Часто Отправитель «послания», используя посредника (переходный объект), ожидает открытой обратной связи от Получателя, то есть не через посредника (не через переходный объект), а в прямом контакте/ разговоре/ поступке.

При этом может не принимать (например, обижаться и/или агрессивно реагировать) «такую же» обратную связь от Получателя (тоже – через переходный объект).

В этом случае можно говорить о попытке Отправителя перенести ответственность на Получателя – за то, что «происходит внутри» Отправителя, как «Приглашаю тебя/(требую) к совместному решению моей проблемы. Я хочу, чтобы моя проблема, с которой не могу справиться в одиночку, стала нашей совместной проблемой».

Если Получатель готов к этому хоть в какой-то степени, то «почему бы нет/да» (на то и совместная жизнь, которая подразумевает не только «в радости», но и «в горести»).

Аналог. Допустим, молодой человек пишет через переходный объект (мессенджер): «Давно хотел сказать тебе, что я тебя люблю. Мне без тебя плохо, и жить я без тебя не могу» и... выключает телефон («прячется» от Получателя, не выходит на контакт, не продолжает разговор), оставив получателя-барышню «один на один» со своей же проблемой, как «Я тебе проблему изложил, вот и живи теперь с ней, а еще лучше – придумай (вместо меня), что (мне) делать дальше».


Небольшое примечание о социальных сетях.

В допустимом смысле и в определенном контексте социальные сети могут выполнять для нас функции переходного объекта.

Например, как «никто не знает меня по-настоящему, в своем блоге рассказываю о себе-настоящем, как я вижу сам себя» (как «нет возможности показать себя полноценно – живым людям», вне он-лайн, в «обычной жизни»).

Или ровно наоборот: «Меня знают или могут узнать с той стороны, которая меня не устраивает, в своем Инстаграм рассказываю о таком себе, каким хочу быть, таким, как я хотел бы, чтобы меня воспринимали» (как – см.выше, то же самое).

Всем известные «послания бывшим», когда опубликованное на самом деле адресуется не «миллионам» подписчиков, а вполне конкретному человеку.

«Милые бранятся – только тешатся»: легкое или не очень легкое публичное (в соц.сети) переругивание супружеской или иной пары, близких друзей (здесь прямой аналог – почти у каждого из нас есть друзья, супружеская пара, которые ругаются только в вашем присутствии; для них переходный объект – это вы, «зрители»).

...Вернемся к нашему «городскому событию».

Полагаю, что уважаемый читатель при желании сможет самостоятельно поразмышлять над явлением, которое в народе уже прозвали «дурилки картонные», а я на сём прощаюсь до следующей публикации.

Выражаю благодарность всем участникам «городского события» – за вдохновение к написанию этой заметки, я уверена, что Екатеринбург может вдохновить и не на такое... чудесный у нас город, и люди в нём интересные. Вдохновившее меня событие стало тем самым переходным объектом между моими (забытыми) размышлениями/знаниями о переходных объектах и решением написать/опубликовать :-)

Обращайтесь, если что... (любой город; первая консультация проводится бесплатно).

С уважением, Нечаева Е.А., 18.08.2019 (С)

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК